Военный ландшафт («Литература и искусство» от 21 февраля 1942 года)

Кино необычайно расширило диапазон нашего зрения. Съемочная камера и экран открыли перед нами возможность видеть то, что происходит вдали. Сегодня наши «Аймо» переносят зрителей на поля, где развертывается самая грандиозная битва в истории человечества .

Естественно желание посмотреть на поле боя не только с обычной точки зрения, но и сверху, — сразу охватить взглядом большое пространство. И мы поднимаемся на самолете и снимаем с больших и малых высот…

Одна из съемок врезалась мне в память больше, чем самые острые боевые сюжеты.

Вскоре после занятия нашими войсками города Клина, когда немецкая грабьармия покатилась вспять, мы полетели вслед за ней на запад. Самолет летел над землей, выжженной фашистами, над разрушенными деревнями и селами, и только по уцелевшим плетням можно было догадаться, что там жили и работали люди. Снижаясь, мы чувствовали запах гари…

И вот под нами оказалось шоссе — путь отступления фашистских полчищ.

Мне и раньше доводилось видеть военную технику, оставленную гитлеровцами при их поспешном бегстве. Видеть с земли. Но ничто виденное ранее не могло сравниться по силе впечатления с зрелищем, открывшимся перед нами в эту минуту.

Всюду, куда хватал глаз, — до самого горизонта, поле и шоссе было усеяно трупами немецких вояк, брошенными автоматами, разбитыми танками и автомашинами.

Трудно было бы найти более яркое выражение наступательной силы и мощи Красной Армии, чем военный ландшафт зимы 1942 года.

Этой съемки я никогда не забуду.

И. Беляков.