Женщины Ленинграда («Известия» от 13 апреля 1943 года)

У старой ткачихи Аболяевой немцы убили сына. Извещение о смерти пришло вечером. Прочла, бросилась на постель и долго лежала так, ничего не видя и не слыша вокруг себя. Но, когда пришло время идти на работу, механически натянула ватник, повязала платок и пошла .

На фабрике знали о случившемся. Здесь любили сына Аболяевой — весёлого, задорного паренька. Ткачихе сказали:

— Иди домой, мать, поплачь, отведи душу. Поработаем без тебя.

— Мне легче здесь, — прошептала Аболяева. — Дома одна я с ума сойду. А мне жить надо, чтобы мстить. Люто мстить немцам.

Двадцать пять лет проработала Аболяева на фабрике. Суровой прошлой зимой она пришла в партбюро и сказала:

— Поставьте меня помощником мастера. Не смотрите, что слаба стала, справлюсь.

Поставили. Теперь это уже опытный, прошедший через тяжёлые испытания, требовательный, знающий дело руководитель большого коллектива.

Суровую жизненную школу прошли за время войны ленинградские женщины.

Непосредственная близость фронта, жизнь в обстановке фронтового города выработали новые черты характера: внутреннюю собранность, спокойствие, готовность к действию, уверенность в своих силах. Поступки определяет простое и хорошее слово — «надо».

Надо — и живописец по фарфору Паромова становится шишельницей, а потом мастером участка. Надо — и Мария Гашкова, бывшая домохозяйка, не только заменила на заводе мужа-литейщика, но дополнительно изучила профессии вагранщика и слесаря по ремонту. Это никого не удивляет. Женщины за время войны научились выполнять любую работу. Они не только сравнялись с мужчинами в так называемых мужских профессиях, но во многом начинают их обгонять. Так, бригада кузнецов под руководством т. Силиной даёт для фронта 270-350 изделий за смену, в то время как кузнецы-мужчины давали до воины до 200 изделий.

Александру Камсюк привёл на судостроительный завод муж, высококвалифицированный судосборщик. За шесть месяцев она в совершенстве овладела его сложной специальностью и теперь в полтора раза перевыполняет норму.

Нередко приходится работать под обстрелом. К этому тоже относятся спокойно. Никто уже не удивляется, что на фронте стреляют. Сверловщицу Цибину ранило в цехе. Не дожидаясь, пока окончательно заживёт рана, она вышла на работу. В цехе заболел кузнец. Чтобы не задержать выполнения срочного военного заказа, к молоту встала Цибина. А когда понадобилось, она же приобрела специальность каменщика.

Полвека прожила Татьяна Павловна Личутина, но и на старости лет она не устаёт учиться. За время войны она изучила три новых специальности.

Фрезеровщице Романовой недавно исполнилось 16 лет. На заводе она несколько месяцев. Задорная, весёлая, с косичками за плечами, она быстро научилась управлять своим станком. Попросила второй. Есть у неё хорошая жадность до работы, имеется пытливость. Когда её спросили, что она думает делать после войны, девушка ответила, как само собою разумеющееся: — Конечно, на заводе буду работать. Ведь есть столько станков, которые мне надо ещё узнать.

Столяру Анне Перегудиной тоже 16 лет. Брат её на фронте. Отец, инженер, эвакуировался с заводом в глубь страны. Аня не захотела расставаться с Ленинградом. Здоровая, сильная, она решила, что её место среди защитников города. Не взяли на фронт — пошла на завод. Старательная, сноровистая, она полюбила завод. У неё нет родных в Ленинграде, завод заменил семью. Боец команды МПВО, она и живёт тут же, в заводском общежитии. Отец и брат пишут ей, чтобы не унывала. Аня смеется: — Чудаки, в Ленинграде не унывают, в Ленинграде работают.

Ленинградские женщины за время войны приобрели вторую профессию — бойца города-фронта. Работницы, врачи, учительницы, счетоводы в любое время дня и ночи по первому звуку воздушной тревоги привычно занимают свои посты. Женщины-пожарники, бойцы аварийных команд уверенно и быстро делают своё дело.

Шесть девушек с одной фабрики второй год несут наблюдательную службу на вышке. Это опытные, обстрелянные бойцы. Быстрота и точность ориентировки у них исключительные. К ним присылают учиться бойцов других предприятий. Один из таких учеников долго хорохорился. То, что его, мужчину, послали учиться у девушек, задевало его самолюбие. Однажды внезапно начался сильный артиллерийский обстрел. Снаряды ложились кучно и близко. Впервые попав в такую обстановку, боец растерялся, заметался. — Сядь, — строго приказала ему девушка. — Считай снаряды. — А сама спокойно и точно передавала донесение в штаб.

Девушек из МПВО можно встретить везде, где опасно и трудно. Рискуя собственной жизнью они вытаскивают раненых и чинят трамвайные пути, забивают фанерой окна и ухаживают за больными.

В семьях фронтовиков вам охотно расскажут, о девушках из бытового отряда. Приветливые, умелые, они и пол вымоют, когда надо, и дров наколют, и починят ребятам бельё. Помогут дружеским советом, подбодрят добрым словом. Много верных, искренних друзей у этих девушек на фронте. Много получают они сердечных писем от бойцов. Один горячо благодарит за помощь большой жене, другой — за заботу о детях.

Дети фронтовиков окружены в Ленинграде особой, истинно материнской заботой.

Забота о раненых защитниках города вошла в быт, стала традицией. В праздники каждая женщина старается чем-нибудь порадовать бойца. Прибережет к этому дню табачок, сошьёт кисет, вышьет платочек, положит бойцу сбереженный с мирного времени кусочек душистого мыла. К неимеющим в городе родных и знакомых приходят в гости ленинградские девушки.

С чувством горячей благодарности отзываются раненые о женщинах-врачах. В труднейших условиях, при свете коптилки, под разрывы вражеских снарядов приходилось делать операции заслуженному врачу РСФСР Зинаиде Васильевне Оглоблиной. Ни разу не дрогнула женская рука. Сотни людей возвратила она к жизни, к воинскому труду.

Весна. Раньше в это время думали об отпусках, о поездке на Юг или просто в деревню. Сейчас к весне относятся по-хозяйски, деловито. Припекает солнце — надо скалывать лёд, приводить в порядок дворы и готовиться к севу. Ленинградки стали убеждёнными огородницами. Даже те, кто в прошлом году относился скептически к новому делу, теперь уже обзаводятся землей в каком-нибудь сквере и в ящиках на подоконниках выращивают рассаду.

Вечером в выходной день пишутся письма родным, близким. Тут и поплачут, глядя на дорогие сердцу лица, — вместе снимались перед разлукой, — и помечтают о будущей встрече после победы.

М. КРОПАЧЕВА,
депутат Верховного Совета РСФСР.
ЛЕНИНГРАД.