Атаки в конном строю под Будапештом

Кавалерия в годы Великой Отечественной была весьма востребованным родом войск. Подвижность конницы, вопреки распространенному мифу о ее бесполезности и устарелости («конница Буденного пошла на колбасу») при умелом руководстве делала ее весьма серьезным противником для немцев и их союзников.

Обычно сражались кавалеристы в качестве «ездящей пехоты» — передвигались в конном строю, а в бой шли спешившись. Но иногда имели место и атаки в конном строю, причем даже в заключительный период войны.

Павел Федорович Герасимов (сайт «Я помню») участвовал в таких атаках во время боев под Будапештом.

Вот как это выглядело: «Пошли мы так по населенным пунктам на север, обходили с северной стороны города Будапешта. Здесь были несложные конные атаки — заскакивали туда и огня не открывали. Было там по человек 10-15 немецких служак, так они нам в плен все сдались. Вот так мы несколько населенных пунктов проскакали и захватили их».

То есть жертвами таких атак становились небольшие подразделения немцев, явно не собиравшихся стоять до конца. Скорее всего, это были связисты или личный состав каких-то немецких технических подразделений.

Но были задачи и посложнее: «Слышим топот коней — подвели их опять к нам, и командир взвода подает нам команду: «По коням! Атака в конном строю»… Задача была поставлена взять домики за горящей скирдой и выйти на переправу, где дорога. А где ее искать, дорогу эту, в такой темноте?».

Проблему с поисками дороги удачно решили: «Сцапали там одного местного жителя в одном нижнем белье. В плащ-палатку его завернули и посадили на лошадь. Языка-то мы не знали, поэтому толковали на пальцах, он кивнул, что понял нас, и он вывел нас к пешеходному мостику на висячей проволоке через всю реку. Отпустили проводника, и вправду выскочили мы на переправу».

Но захватить пешеходный мост стремительным броском не удалось: «На этой реке было два островка и три моста висело через нее. Когда мы вышли туда, то еще не рассвело совсем. Раз — и они противоположный, третий, мост перед нами взорвали. Мы остановились».

Чаще всего атаки в конном строю происходили ночью, под прикрытием темноты, но бывали и исключения: «Были и в конном строю атаки днем, в той же Венгрии. Наступали на населенный пункт с тремя нашими танками, и вот мы шли за ними легкой рысью. Тут обоз их оказался с машиной».

Когда немецкий обоз стал добычей наступающих, Павлу Федоровичу достался забавный трофей: «Только увидели, что на повозке валяется их офицер и какие-то квадратики блестят золотишком. Я спрыгнул, подошел, а это были золоченые карты! Я эту колоду забрал, с ней так и домой приехал». В таких атаках сабли не использовались, кавалеристы стреляли из карабинов. Конечно, атаки в конном строю проводилась в специфических условиях. Столкнувшись с серьезным сопротивлением врага, советские кавалеристы спешивались. Схема действий была такая: «В тылу и на учебе в конном строю было по четыре лошади, а ближе к фронту лишь по три. Скачем, например, мы в строю, и поступает команда нам спешиться и открыть огонь вправо или влево. Так вот крайние бросали свои поводья среднему, и он сразу гнал их назад, а мы спешивались, залегали и открывали огонь».

Дальше кавалеристы вели бой как пехотинцы. Именно в таких боях Павел Федорович Герасимов, командир отделения ПТР, за подбитые танк, БТР и легковую машину заслужил орден Славы 3-й степени и медаль «За отвагу»…

Максим Кустов