Подвиг Петра Шлюйкова («Известия» от 4 апреля 1943 года)

В августе 1941 года 19-летний машинист Петр Шлюйков уводил из депо Великие Луки последний паровоз. Машинист смотрел в окно. Город, где он родился и вырос, горел. У семафора Пётр дал несколько протяжных гудков, прощаясь с родными местами. Он хотел, чтобы его гудки услышал старик-отец, остававшийся в городе.

Старший брат Петра Шлюйкова — Алексей летал на истребителе. Петру тоже хотелось летать. Но получилось так, что с железной дороги он ушёл на учёбу в миномётную школу. Он уже готовился к выпуску, когда вдруг получил письмо от отца. Старик писал:

«Дорогой сынок! Сообщаю тебе, что я жив и здоров. Удалось мне вырваться из фашистского плена. Страху и горя натерпелся, — не описать в письме. Остановил меня однажды на улице немецкий патруль и ни за что, ни про что избил до полусмерти. Когда я пришёл в себя и явился домой, я узнал, что в нашем доме поселились немецкие офицеры. Я облил дом бензином, поджёг, а сам ушёл в лес… И ещё сообщаю тебе, сынок, что твою двоюродную сестру Марусю убили немцы за то, что она не покорилась им. Три дня лежала Маруся на улице, запрещали хоронить. И ещё многое натворили они…

Бей, сынок, этих зверей, мсти им за всё сразу! Истребляй беспощадно! Будь здоров и возвращайся с победой. Твой отец Иван Петрович Шлюйков».

Письмо отца Пётр всегда носил с собою. Оно придавало ему силы. Оно звало к мести.

Окончив школу, Шлюйков прибыл на фронт и был назначен командиром миномётного взвода. В дни затишья на фронте Пётр брал винтовку и уходил в засаду. Немало немцев вогнали в могилу его снайперские выстрелы.

В декабре 1942 года Шлюйков вступил в ряды большевистской партии, а 17 марта этого года он совершил подвиг, за который получил высокое звание Героя Советского Союза.

В этот день на подступах к опорному пункту немцев шёл бой. Враг яростно сопротивлялся, встречая наши подразделения ливнем огня. Старший лейтенант Шлюйков с шестью бойцами сел на танк и помчался на вражеские укрепления.

Соскочив с танка, отважные десантники обрушились на гитлеровцев и выбили их из траншеи. Заметив, что смельчаков немного, немцы бросились в контратаку, но были встречены дружным огнём наших.

— Будем держаться, пока не подойдёт подкрепление. Назад ни шагу! — сказал Шлюйков.

Немцы много раз пытались приблизиться к траншеям, но, неся большие потери, откатывались назад. Всё меньше становилось бойцов. Вот уже в траншее остался один Пётр Шлюйков. Истекая кровью от ран, большевик продолжал бой.

Снова показалась группа немцев, Шлюйков встретил их гранатами. Лезут ещё три гитлеровца, и старший лейтенант стреляет в них из винтовки. Когда группа гитлеровцев появилась из-за укрытия, Шлюйков почти в упор бросил противотанковую гранату.

Страх обуял оставшихся в живых немцев. Никто из них не решался приблизиться к траншее, и Шлюйков один держал захваченные у врага позиции. Вскоре подошли наши бойцы. Они нашли Шлюйкова полузастывшим, с винтовкой в руках. Он потерял много крови, но был жив.

Героя-командира доставили в госпиталь. Хирург военврач 2-го ранга Ермолаев, осмотрев Шлюйкова, насчитал у него 25 ран. Особенно опасным оказалось ранение в горло.

Сейчас Шлюйков на пути к выздоровлению. Он будет жить. Его подвиг — пример беззаветного выполнения воинского долга.

Майор Г. КУПРИЯНОВ.
Майор 3. ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ.

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.