За родину, за Сталина! («Известия» от 24 июня 1941 года)

В колхозе «Заря социализма»

СЕМИЛУКИ (Воронежская область), 23 июня. (ТАСС). С огромным негодованием узнали колхозники сельскохозяйственной артели «Заря социализма» о разбойничьем нападении германских фашистов на нашу страну. В колхозе состоялся многолюдный митинг.

— Наша доблестная Красная армия, наши Военно-Морской флот и авиация — сказал на митинге колхозник Фурсов, — нанесут зарвавшемуся врагу сокрушительный удар. Мне 54 года, но я умею метко стрелять, ношу на груди значок ворошиловского стрелка. Я готов встать на защиту любимой родины, взять в руки оружие.

Председатель колхозной осоавиахимовской организации тов. Студеникин заявил:

— В нашем колхозе 57 ворошиловских стрелков, 30 ворошиловских всадников, несколько снайперов и пулеметчиков. Мы в любую минуту готовы ринуться в бой за родину, за ее честь и свободу, за Сталина.

В принятой колхозниками резолюции говорится:

«В ответ на наглое нападение фашистской клики на нашу родину мы, колхозники сельскохозяйственной артели «Заря социализма», еще теснее сплотимся вокруг коммунистической партии, вокруг Советского правительства и великого Сталина. Мы готовы все, как один, встать на защиту своей родины».


На сборном пункте в селе


На здании двухэтажной школы, что на окраине села, развешаны кумачевые плакаты. Среди лозунгов выделяется такой:

«Защита отечества есть священный долг каждого гражданина Советского Союза».

Сюда, в эту школу, ставшую с сегодняшнего утра районным сборным пунктом, из деревень и сел всего района аккуратно в установленное время собираются первые военнообязанные, мобилизованные согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года.

В воскресенье шофер ордена Трудового Красного Знамени колхоза имени Пешкова тов. Данилов вместе с другими колхозниками района был занят на мелиоративных работах, на пойме реки Кудьмы. Здесь перед обедом была получена весть о наглом нападении зарвавшихся фашистов на священную родину социализма. Две с половиной тысячи колхозников, работавших на пойме Кудьмы, собрались на митинг и в своем решении заявили:

— Партия, правительство, товарищ Сталин требуют от нас высокой сознательности, железной дисциплины. И мы выполним это. Мы готовы к любой борьбе за свою родину, за товарища Сталина.

До позднего вечера кстовские колхозники рыли канавы на пойме Кудьмы, осушали болота. К вечеру они разошлись по своим колхозам, а утром 23 июня шофер Данилов получил повестку из райвоенкомата о мобилизации в ряды Красной армии для защиты отечества.

Быстро сдав автомашину, устроив свои личные дела, в 11 часов утра Данилов был уже в сельсовете, а от туда с группой мобилизованных из других колхозов во главе с председателем сельсовета направился на районный сборный пункт.

Первым на сборный пункт пришел Кондаков Николай. Он встретил помощника начальника сборного пункта пропагандиста райкома партии, участника боев с белофиннами орденоносца тов. Мухина.

— Я не запоздал? — спросил он Мухина. — Раз я нужен родине, то свой долг должен выполнить аккуратно, с достоинством, как подобает гражданину Советской страны.

Одна за другой прибывали группы мобилизованных.

День клонится к закату. Подводятся итоги. Все мобилизованные явились на сборный пункт аккуратно, точно в установленное время. Из всех мобилизованных только трое попросили осмотра врача, и просьба каждого из них была обоснована. Остальные же, как правило, говорили:

— Здоров. Готов хоть сейчас взять в руки боевое оружие, чтобы с ним идти на врага.

Первые укомплектованные команды организованно, на автомашинах отправляются в областной центр — город Горький. Другие мобилизованные — кто в красном уголке, кто с женами, кто группами на лужайке около школы беседуют или закусывают в буфете. Вот на лужайке разместилась небольшая группа. Подходим. Это — шоферы Пашин, Бойцов, Маркин. Двое первых из них дрались с белофиннами. Все они сейчас беседуют с женами, советуя им:

— Работайте так, чтобы нам легко было воевать.

В другом месте лежат на траве бригадир колхоза «Победа бедноты» тов. Молостов и ездовой его бригады тов. Горячев. Оба они хорошо поработали весной, успешно справились с севом, заработали: один — 200, другой — 160 трудодней. Теперь они мобилизованы на защиту страны социализма. Около — старшие их дети, пятнадцатилетние мальчуганы. Василий Николаевич Молостов прощается с сыном:

— Уж поздно, иди домой. Работайте хорошо. Колхоз должен идти на подъем.

Завтра на рассвете на сборный пункт придут новые группы мобилизованных. Так же быстро они будут скомплектованы в команды и отправлены в боевые части доблестной и могучей, грозной для фашистов, родной для всего трудового человечества Красной армии.

Л. КУДРЕВАТЫХ.
Гор. ГОРЬКИЙ, 23 июня. (По телеф. от соб. корр.).