О роли мер социальной защиты бойцов Великой Отечественной и членов их семей в обеспечении Великой Победы

75-летие Победы Советского Союза над нацистской Германией и её сателлитами вновь и вновь побуждает к размышлениям о её источниках. Для не очень информированных людей, особенно молодых, может показаться странным, даже абсурдным, если в числе таких источников Великой Победы будет названо социальное законодательство, действовавшее в СССР в военную годину. Рассуждают попросту: о каких мерах социальной защиты можно говорить в сталинском государстве, где существовал добровольно-принудительный порядок подписания на госзаймы и где нормы довольствия для отдельных групп населения не позволяли разве что не умереть с голоду?

Да, всё это было. В ряде регионов случался, к слову, и голод, а сельское население в своей основной массе вообще было лишено какой-либо продовольственной помощи со стороны государства. Таким было жестокое следствие войны не на жизнь, а на смерть, которую нам навязал нацистский режим.

Однако и в этих условиях советское государство при всей ограниченности ресурсов думало о самых обездоленных.

Так, семье погибшего и пропавшего без вести военнослужащего начальствующего (офицерского) состава назначалась пенсия, исходя из оклада его денежного содержания по последней должности. Это порядок был установлен приказом наркома обороны СССР № 214 от 14 июля 1942 г. В приказе содержались требования к командирам и комиссарам войсковых частей и соединений в двухдневный срок после установления факта гибели (смерти) или пропажи без вести военнослужащего обеспечивать высылку соответствующего извещения семье. Одновременно копию извещения следовало высылать в облвоенкомат по месту жительства семьи погибшего (умершего) или пропавшего без вести с приложением его расчётной книжки или справки об окладе и сроке удовлетворения денежным содержанием для разрешения вопроса о назначении пенсии семье.

Пенсии семьям погибших (умерших) лиц начальствующего состава назначались с 1 числа месяца, следующего за тем месяцем, в котором погиб (умер) военнослужащий. Пенсии пропавшим без вести назначались тем же порядком, но только после получения выписки из приказа по личному составу об исключении пропавшего без вести из списков Красной армии.

Органы военного управления следили за исполнением требований этого приказа. Так, в начале февраля 1943 г. Финансовым управлением при НКО СССР была проведена проверка, вскрывшая большое число недостатков. Во многих войсковых частях и соединениях нарушался двухдневный срок высылки в военкоматы по месту жительства семьи погибшего извещений с приложением расчетной книжки (справки), необходимой для назначения пенсии. В отдельных лечебных учреждениях высылка извещений задерживалась на несколько месяцев, а то и вовсе извещения не высылались. По результатам произведенной 7 февраля 1943 г. проверки наркомом обороны (а им был, напомним, И.В. Сталин) военным советам фронтов и округов было предписано организовать сплошную проверку выполнения установленного ранее порядка, обнаруженные недочеты немедленно устранить и обеспечить точное соблюдение сроков высылки извещений, а также немедленную высылку ответов на запросы семей о судьбе военнослужащих.

Забота проявлялась и в отношении семей военнослужащих рядового и сержантского состава, которым полагались пособия, установленные указом Президиума Верховного Совета СССР ещё в первые дни войны – 26 июня 1941 года. Право на пособие имели нетрудоспособные члены семей, находившиеся на иждивении военнослужащих. Так, если в семье отсутствовали трудоспособные, ежемесячное пособие составляло: при наличии одного нетрудоспособного – 100 рублей, двоих – 150 рублей, троих и более – 200 рублей в городе и 50% этой суммы в сельской местности. При наличии в семье троих и более нетрудоспособных при одном трудоспособном пособие составляло 150 рублей в городе и 50% этой суммы в сельской местности.

Нетрудоспособными считались состоявшие на иждивении военнослужащего: дети моложе 16 лет, а учащиеся – моложе 18 лет; братья и сёстры моложе 16 лет, а учащиеся – моложе 18 лет, если они не имели трудоспособных родителей; отец старше 60 лет и мать старше 55 лет; жена и родители – инвалиды первой и второй групп независимо от возраста.

В случае увольнения военнослужащего с военной службы по инвалидности назначенное его семье пособие выдавалось вплоть до назначения пенсии по инвалидности. Семьи убитых, умерших или пропавших без вести военнослужащих продолжали получать пособие вплоть до назначения им пенсии.

19 июля 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР своим указом уточнил порядок выплаты и изменил в сторону некоторого увеличения размеры пособий, выплачиваемых семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава.

По ходу войны семьям военнослужащих и инвалидам войны ряд льгот был расширен. Так, члены семей военнослужащих, получающих пособие от государства, были освобождены от военного налога. От налога на холостяков, одиноких и малосемейных граждан СССР освобождались жёны всех военнослужащих рядового и сержантского состава, а также тех офицеров, которые находились в действующей армии, а также мужья женщин-военнослужащих.

С проживавших в сельской местности семей военнослужащих дважды за войну были списаны недоимки прошлых лет по поставкам сельскохозяйственной продукции.

Дети военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава, а также дети инвалидов из офицерского состава были освобождены от платы за обучение в 8-10 классах средних школ, в техникумах и вузах. От этой платы освобождались все лица, возвратившиеся из армии после ранения, контузии, увечья или болезни.

В области жилищных льгот за военнослужащими, а фактически за их семьями сохранялись занимаемая ими жилая площадь и те льготы, которые были установлены по её оплате и коммунальным услугам. Иски о выселении съёмщиков, члены семей которых были призваны по мобилизации, приостанавливались производством.

Для семей военнослужащих и инвалидов Отечественной войны предоставлялись также льготы по материально-бытовому обслуживанию – предоставление лучших огородных участков, снабжение инвалидов войны по нормам рабочих и другие.

Понятно, что тяжелейшие условия войны вносили свои, подчас серьёзные коррективы в реализацию мер соцзащиты, но тем большее значение они имели для самых уязвимых слоев советского населения.

Юрий Рубцов