Дух мужества («Литература и искусство» 14 ноября 1942 года)

Н. ВОЛКОВ

Выставку художественных произведений об отечественной войне воспринимаешь не глазами, а сердцем. Идешь по просторным залам Третьяковской галереи, и стены музея кажутся огненной линией фронта, прожегшей русскую землю от северных до южных морей.

Большие темы, большие люди…

Забыть ли Зою, так героически закончившую свою недолгую жизнь? Забыть ли твердый взгляд капитана Гастелло, чей горящий самолет уже превратился в песню? Они здесь на выставке — эти герои среди других героев, и мастера искусства передают теперь грядущим поколениям первые запечатления лучших людей отечественной войны.

Суровой и морозной была зима 1941—42 года. Иней и стужа лежат на полотнах, посвященных сердцу России — Москве, разгрому немецких орд на подступах к древней столице. Вот они, знакомые и любимые улицы и площади, по которым ползут танки, движутся ряды пехоты, цокают конные патрули. На больших панно и малых набросках — военный лик Москвы, и рядом — эпизоды тех сражений, в каких Красная Армия превозмогла врага. Морозным паром окутаны пейзажи окрестных сел и городов с разрушенными зданиями, дороги и тропы, по которым бредут жители на родное пепелище. Военные трофеи опушены белизной снега. Над поверженной свастикой простерли черные сучья русские березы.

Мы всегда любовались величественными чертогами северной столицы. Сейчас, стойко выдерживающие артиллерийский обстрел, они нам дороже во сто крат. Труден быт осажденного города. Мы видим: изможденные женщины и дети, пришедшие на Неву по воду, скорбные санки с тесовыми гробами, воздушные тревоги. Но грозно стоят военные корабли, стерегущие красавец-город, непоколебим строй зениток, извергающих в небо свой защитный огонь.

Несгибаемая вера в нашу победу одухотворила эти картины, которые войдут в историю мировой культуры, как глава под строгим названием: «Искусство осажденного Ленинграда».

На юге другая твердыня — Севастополь. Его оборона легендарна. Но здесь на выставке есть ласковые и душевные зарисовки севастопольцев. Взгляните на этих ребят, беззаботно выходящих из школы, на этих моряков, жадно читающих последние известия, на этих женщин, хладнокровно взирающих на воздушный налет, и вы поймете, что такое сила жизни — неистребимая даже там, где смерть на каждом шагу подстерегает человека.

Повесть о трех городах — лишь часть огромной выставки, но куда бы ни проникал зоркий взгляд художника, он везде находил черты великого народного мужества, и оттого каждый штрих карандаша, каждый мазок кисти, каждый поворот резца — его удар по врагу, это гордое сознание: выстоим, победим, отомстим.